«Пацаны» не танцуют. Или все же?.. (Разбор танцевальных сцен из сериала «Слово пацана. Кровь на асфальте»)

Автор
dance.ru
33324
0
33324
14:00 от 22.12.2023
Автор: Юлия Винар

Пока отовсюду звучит «Седая ночь», и только ленивый не «хайпанул» на, вероятно, главном отечественном кинопродукте этого года под названием «Слово пацана» (реж. Жора Крыжовников, Россия, 2023 г.), мы, в свою очередь, решили рассмотреть его под важным для нас углом. Речь пойдет, конечно же, о нескольких важных танцевальных сценах в сериале, которые не повлияли на общую структуру донесения главной идеи, но заметно углубили определенные эпизоды, влияя на бессознательное восприятие зрителя. Конечно, контекст данного произведения немного чужд нашей рубрике — мы привыкли говорить о танцах чувственных и красивых, исполненных в той или иной мере профессионально и, как правило, несущих в себе выражения любви, свободы или жизни в целом. Не вопреки, а заинтересовавшись непривычным контекстом, мы решили поговорить о столь противоречивом произведении с точки зрения любимого нами взаимодействия танца и кино. Примечательно, что в некоторых городах люди, овладевшие несложными движениями, уже проводят уроки по обучению танца из популярного сериала.

Обращаем внимание на то, что в тексте присутствуют спойлеры. Для того, чтобы донести свою идею нам потребуется подробное рассмотрение танцевальных сцен и их влияния на общее впечатление от картины.

Речь в сериале идет о подростковых преступных группировках в Казани в конце 1980-х гг. Главная идея, на наш взгляд, таится в бессмертном «Преступлении и наказании», в котором Федор Михайлович эту тему раскрыл более чем исчерпывающе. Кстати, именно это произведение — прямо или между строк — является по сей день одним из самых излюбленных кинематографистами не только отечественного, но и мирового кинематографа. Более того, экранизации криминальных историй с рефлексирующими персонажами являются крайне востребованными не только среди массового, но и авторского кино. Мы не будем плотно вдаваться в теорию необходимости появления «Слова пацана» в наше время, но напомним о том, что любая кинолента, принадлежащая к какому-либо времени истории цивилизации, всегда говорит о времени настоящем и, в той или иной мере, о насущных проблемах.

Жестокость, драка, дружба, любовь и даже жвачка — незаменимая атрибутика описываемой проблематики заявленного времени. В двух сериях в совершенно разных ситуациях, но с неизменно трагичным концом, в сериале появляется танец. Обе важные сцены разворачиваются в одном и том же пространстве — «клуб на районе», куда приходят ребята из разных группировок. Но эта дискотека не хаотична, все обусловлено определенной иерархией. Кто-то танцует ближе к сцене, кто-то заказывает музыку, но все группировки образуют круги, вход в которые напрочь запрещен участникам других групп, вне зависимости от сословий. Круг, помимо главной своей характеристики, олицетворяющей жизнь и ее цикличность, отсылает нас к разным культурам, и, поскольку, значение символов всегда определяется контекстом, в первой танцевальной сцене в «Слове пацана» мы видим влияние разных традиций. В первую очередь, на ум приходит древнее язычество — хоровод, самый первый русский танец, который был языческим обрядом поклонения Ярилу — Богу Солнца.

Древние славяне верили, что если как следует поводить круги с песнями и плясками всей деревней, то это задобрит гневливое божество и подарит отменный урожай. В условиях сериала «отменным урожаем» могла бы быть целостность коллектива группировки и слаженность его действий в целях получений дальнейшей выгоды. Весьма кстати в этой серии уже упоминаются способы обустроить бизнес, путем обворовывания других граждан для создания «стартапа». У «пацанов» появляется цель. И пусть не перемещение по кругу, но монотонные движения, сопровождающиеся групповыми выкриками и экзальтированным состоянием, действительно напоминают, если не обряд жертвоприношения, то по крайней мере групповую мантру. И в этом ощущается присутствие другой культуры, так как круг является важным символом не только у славян. В Индии тантрические круги используются для создания и направления групповой энергии исцеления по отношению к любому человеку: члену круга или кому-то на дальнем расстояние. Пожалуй, именно это факт объясняет и усиливает дальнейшие события на экране. «Пальто» (Леон Кемстач) разрывает круг, пытаясь свести счеты с давнишним обидчиком, чтобы в знак протеста на отказ в танце продемонстрировать своему милицейскому наставнику Ирине свое мужество. В этот момент на параллельном монтаже показывается сцена жесточайшего убийства «универсамовского пацана» Ералаша, который практически успел на отходящий автобус, но попадает, в прямом смысле, под ноги конкурирующей группировки, оказавшись не в то время не в том месте. Драка в доме культуры под знаменами и изображением Ильича сменяется кадрами жестокого убийства 14-летнего мальчика, который тоже собирался на дискотеку, чтоб поучаствовать в «круге жизни», образованном его товарищами. Трек «Piyala» своим ритмичным и тревожным звуком сопровождает данную сцену.

Вторая, на наш взгляд, не менее трагичная сцена, разворачивается в том же клубе, когда один из главных героев Марат (Рузиль Минекаев) приводит свою изнасилованную в ходе чудовищных событий (виновниками которых являются, по сути, его же «пацаны») подругу Айгуль (Анна Пересильд). Оказавшись без почвы под ногами, 14-летняя девочка пытается выглядеть нормальной и встраивается в круг танцующих «универсамовских» девушек, в результате чего чувствует себя спокойнее и в какой-то момент, несмотря на свое психологическое и физическое потрясение, действительно расслабляется. В общем, что в первой, что во второй танцевальной сцене, персонажи ведут себя без агрессии и соизмеримо с их возрастом. Так могла бы выглядеть любая безобидная тусовка с песнями и плясками безобидных подростков, ищущих свою любовь. Но в данном случае перед нами отнюдь не безобидные подростки — один из парней говорит своей девушке, что Айгуль уличена в связях с ребятами из другой группировки, не упоминая, о какого рода связи идет речь. Увы, конкретизация подробностей связи, судя по контексту, не имела бы решающего значения. Результат неизбежен: одна за другой девушки отходят от Айгуль, и в итоге изгоняют ее. Важно заметить, что танцевальный круг девушки образовали под некогда запрещенный бразильский танец «Ламбада». Танец характеризируется в первую очередь легкостью, расслабленным непрерывным движением бедер и общей позитивной энергетикой, но музыка постепенно сменяется знакомым по всему cериалу «Piyala», и зритель осознает весь трагизм сложившейся ситуации. Айгуль убегает, а старший по группировке «Адидас» (Иван Янковский) призывает своего младшего брата Марата следовать законам улицы и отречься от нее. В итоге образованная и хорошая во всех смыслах девочка становится изгоем не только «на улице», но и у себя дома, в результате чего находит для себя единственный выход покончить с жизнью, как можно быстрее. Сложно поверить, что даже потрясенная фактом физического насилия, она отважилась прийти в клуб и участвовать в танце, символизирующем свободу, с людьми, которые уничтожили не только ее репутацию безукоризненной ученицы и скрипачки, но и жизнь в целом.

Как мы видим, танцы, действительно, не являются структурообразующим элементом в сериале «Слово пацана», но, тем не менее, они работают на усиление восприятия и без того жестоких событий, происходящих на экране.
Комментарии
Написать


Написать
Отменить
Читайте также

Регистрация

на конкурсы

и фестивали

9.03.2024 - 9.03.2024
30.03.2024 - 30.03.2024
6.04.2024 - 7.04.2024

Все для танцев